Жизненный путь

Автор: Злобный Укр (орфография и стилистика автора сохранены)

История жизни людей иногда такая непредсказуемая: бывает встречаешь человека, дружба там всякие отношения, разочарования, у каждого свое. Но дружба она бывает долгая и приносит плоды. Теперь я могу поведать вам историю одной интересной особы. До войны она успела отучится в медицинском училище, потом работала, училась заочно в институте медицинском, закончила его кое как. Работала в разных больницах, два замужества неудачных, дети куча, родители больные и пьющие, как всегда проблем живущего население в этом крае. Да, мы дружили давно и иногда пересекались. Перед войной ее по знакомству взяли в больницу Калинина, в 14 корпус хирургическое отделение. Вот что интересно — ей там понравилось, деньги появились немного. Стала более мене ухаживать за собой, завелся как говорится приятный мужик, тоже из персонала. Жила не тужила, Майдан не воспринимала, ездила на курорт, как она говорила — помогать раненый беркут местных вывозить на лечение. Потом русская весна и тут проснулась вся суть человека — что она за русский мир, я против его. Я на украинские хожу, она на российские митинги. Судьба сложилась так, что хоть не разу не встретились в этой толпе — случись это, я уже был бы мертв. Но мне везет в этой жизни. Прошли митинги, начались военные действия и видя ее, уставшую вечно после смены, и видя, как она эмоциональна выдохлась, я начал расспрашивать о ее работе. И я узнал очень интересные вещи.
Первое — это когда с мая 2014 года в их отделении появились первые русские и не просто какие то там добровольцы, а реальные россияне и не рядовые, а настоящие офицеры разных спецгрупп антитеррора ,которых не отмечали в журналах отделения, их не было в списках на входе, для них отделили одну палату на 6 коек, где были приписаны определенные врачи и медсестры. После того, как военное противостояние усилились, летнего и зимнего периода 2014 года, появилось больше работы, операций по спасению — как говорила мы спасали людей и нам даны были четкие указания делать так, чтобы можно было его вывезти. Работа тяжелая, денег мало платили. Пока не появилось специальный табель обслуживание, где врачи, определенное время дежуря возле больных, получали хорошую надбавку, как и медсестры. Но ее задача была операционные готовить под операции и помогать дезинфицировать инструмент готовить все под операцию, вовремя подавать все, что говорит врач и смотреть за растворами с лекарствами, следить подачу.
Пока она работала, она наладила свой рынок сбыта лекарств — даже наркотики для тех, кому больно. Старшая операционная могла позволить себе манипуляции с лекарствами в сговоре с главным отделением — он был из россиян, военный медик. Но был и наш местный назначенец. Говорит, приходило много чего и нужное и ненужное, но писалось все и доставлялось тоже и каждый имел свою долю от обслуживания. Говорит, кого там только не было: из разных регионов и частей рф военных, для них был специальный журнал, хранившийся в сейфе главного и карточки раненых со специальными номерами заводились, где мы ставили номер определенного состояния больного, никаких записей полноценных, о всем коротко — цифры с листочка, все числовое формуле. Как раненый умирал или транспортировался, карточка исчезала. Журнал тоже, менялись страницы, все было более мене закрыто, работники «спецслужб» наведывались, проверки делали, всего нас обыскивали и смотрели на входе охрана, чтобы мы ничего в записях не выносили.
Раз привезли двух молодых парней, они были сильно ранены и ей пришлось готовить к операции их сразу. Говорит, потом я узнала по наколке на руке, что это были северяне из морской пехоты спутник. Да, этих спасли. Правда, на всю жизнь инвалиды остались. Но ей стало жалко, когда узнала, что одному только 24, второй 25 и они были родными по крови. Говорит, для всех россиян было все: и кровь необходимая для переливания, и инструменты операционные новые, и лекарства разные, какие надо, для остановки крови и других манипуляций. За 3 недели их подправили, а потом вывезли в госпиталь в рф. Но поток таких не прекращался, было много красивых молодых, но все или ранены тяжело, или оторванные конечности, или сгоревшие и умирающие от боли. Было много, кто не проживал и пару дней и умирал, их вывозили сразу спецтранспортом по ночам. Перед этим труп готовили и маскировали от видимых ран. Говорила, что поток был разный: то летом, то зимой было много после аэропорта. Вроде чуть ушло, потом пошли дебальцевские, там в основном танкисты, артиллеристы, штурмовики разных отрядов. Много было сильно раненые и умирали на столах. Привозили даже обморожением раненых сильно, поток был разный и он то увеличивался, то падал.
С 2014 по 2016 год через отделение хирургии прошло не один десяток офицеров рф выживших, не говоря еще о десятков умерших во время или после операций. Но отделение работало только для определенных людей, даже местных когда привозили со звездами, их отправляли на другой этаж. У нас было все в хирургии, на все случаи жизни. По сравнению с другими отделениями, мы были нормально обеспечены. Но все сменилось в начале 2016, когда резко отделение опустело от приборов от медикаментов — прикрыли все поставки военных нужд лекарств, койки заполнили местные опричники, только поделили палаты на «офицеров» и рядовой, чтобы кормить всех по разному. Зарплаты стали невыносимо маленькие, поменялось все. Специфика самого обслуживание — теперь мы спасали одних местных, как любая хирургия города отделения больниц, а теперь раненых спасали от наличия лекарств достаточных и денег, которые давали родные или командование. Но основная массу спасали на первых порах бесплатно. Но потом все же предпочитали видеть деньги доктора за то, что спасают человеку руку или ногу, а не делают проще — отрезал и выкинул. Много кто из местных благодарил хирургов и нейрохирургию за спасенные конечности. Но таких было мало. Была такая разнарядка — делить раненых по кастам: богатых, средних и бедных. Если родные или командование привозило сумму ту, что надо в течении тех часов, то и отношение к тебе человеческое. Кто частями — тоже неплохо, а кто бедный, те получали то, что заслужили — по списку бесплатному. Но это были, как она говорила, испытуемые на боль, с ними не возились. Как говорили, нет денег — нет лечения. Итог такой: она уволилась в 2016, ее поймали на воровстве или подставили не знаю. Она поехала в рф, где работала в больнице. Потеряв с ней связь, я только недавно, что карма все же настигла — она умерла от ковида в госпитале. От кармы не убежишь, особенно те, кто зовет в свою страну оккупантов и за это им потом прилетает бонус

ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

АККАУНТ В ТВИТТЕРЕ ПОД ПСЕВДОНИМОМ ФАШИК ДОНЕЦКИЙ — ФАЛЬШИВКА

МЕНЯ НА ДАННЫЙ МОМЕНТ В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ ТВИТТЕР НЕТ.

С УВАЖЕНИЕМ Ф.Д

Пысы: Если ты устал воевать за миллионы пушилина и не хочешь быть мясом для русских, пиши на почту — [email protected] , будем думать как тебя вытянуть из жопы.

P.S.: Наш сайт абсолютно волонтерский, гранты не грызём, дотаций из бюджета не получаем. У кого есть возможность поучаствовать в развитии проекта, будем признательны.

Рабов вышлем по почте

5375 4141 1364 0162

Патреон

Остальные реквизиты в меню сайта.

Всем спасибо за участие в развитии

Читать больше >

Жизненный путь
Please follow and like us: