Хунта вещает. Абизяны мясо не едят — в Донецк пришел руцкый мыр

После слов обдроченца: «Ну это пи…ец! Ну это невозможно ж ничо купить!», с конца очереди за дыфцытом неожиданно доносится глас народа: «Так уе…йте нах…й с Донбасса!!»

Них..не придуманная история. Притча. Мотивирующая притча. Все совпадения – них…я не совпадения.

На улицах полно дауноподобных мудаков в камуфляже. Туристы в городе разносят мир. И боевой перегар. И страх. И ужас. При виде автомата дончанин редко пугается, ибо грады пострашнее будут. И ураганы тоже. И смерчи. И торнадо. И гаубицы. И танки.

Также в Донецк пришел СССР — со всеми вытекающими. Бомжей на улицах нет. Пьяных тоже. Пьяные — в основном в камуфляже.

В городе дефицит. В «Амсторах» уже не отпускают более трех единиц товара в одни руки. Все не так печально аж чтобы пиз…ец совсем, но дефицит чувствуется — на сигареты украинского производства, сахар и мясо. Мечта еб…тых пенсионеров сбылась — СССР в действии: разговаривать можно громко только на кухне и с тем, кому веришь как себе.

А теперь сама притча. Пошел мой сосед за покупками. На рынок пошел. Аднака когда приехал дэфцыт в виде мяса, он быстрым ахметовским движением умудрился занять выгодную позицию в очереди — в первом десятке.

Кто не успел, тот опоздал — говорят в Жопоросии. Очередь мгновенно выросла, как обстрелы в Донецке при вторжении мирного гумконвоя со снарядами. Очередь, по словам соседа, выросла быстрее, чем бакс за ночь. Люди хотели хоть глянуть на цены и облизнуться, ибо с кэшем в Донецке уже напряженка. Аднака произошла х…йня. Вдруг, откуда ни возьмись, появились абизяны. В камуфляже.

Абизяны тоже на подсосах, ибо гривня обесценилась, а зарплату выдают в основном в рублях. С кэшэм у абизян тоже проблемы, ибо руцкый мыр кидает всех. Обдроченцы захотели культурно посмотреть, шо ж там привезли. И с культурными криками — расступись, блд! – попиз…или к прилавку с дэфцытом

При виде цен на мясо у абизян в камуфляже проснулся духовный инстинкт. В смысле — материться. Начался духовный словесный набор матов: «Бл…! Шо за х…йня?? Воообще еб…улись с этими ценами??? Довольствие них…я не платят. От как это все купить можно?? От, ссу…а, сколько можно зарабатывать?»

Очередь, которая за этим всем наблюдала, начала тихонько аху…вать. Начались тихие эсэсэсэровские возгласы: «Бизабразие! Без очереди прошли! Очередь!»

Но абизян это мало колышет. В смысле, возмущения в очереди. Абизяны в камуфляже решили все свое недовольство выразить в полном перечне матюков, которые им известны. Обдроченцы решили посоревноваться в духовности и матерливости. Друг перед другом. И перед очередью. Аднака произошла Х…ня.

После слов обдроченца: «Ну это пи…ец! Ну это невозможно ж ничо купить!», с конца очереди за дыфцытом неожиданно доносится глас народа: «Так уе…йте нах…й с Донбасса!!»

Читайте:Хунта вещает. ТрЫллер — теща

….В воздухе запахло тишиной. Обдроченцы ах…ели и обернули свои взгляды на толпу. Толпа морозилась. Но смотрела ненавидящим взглядом на тех, кто задерживал очередь. Поймать (и доказать) того, кто выкрикнул — не было никаких шансов.

И абизяны рванули с низкого старта, злобно оглядываясь по сторонам…. Толпа, поглядывая друг на друга, еле сдерживала смех.

Мораль: все в Донбассе поддерживают руцкый мыр. Почти все. Как житель Донецка говорю.