Спасаем упоротого укропа

Оккупированный Донецьк.
Не взирая ни на что — все буде Україна!

А юмор нам жить помогает. Особенно, учитывая, шо это настоящая русско-фашистская оккупация, поэтому без сатиры, граничащей с сарказмом — ни-как.

Хороший мужчина, укроп до последней клеточки. Говорит, шо не взирая на то, шо он русский до мозга костей, но любит свою Неньку и мову.
Шутник ещё тот. Я тоже трошки прибамбахнутая и он со мной наравне, поэтому мы дружим.
Да, в оккупации мы так и сходимся — только по любви к Украине.

Звонит:
— Это первый рыспубликанский манипуляционный кабинет? Нужна ваша помощь.
Ахахахаха.

Это типа, как по аналогии «первый рыспубликанский супермаркет» на отжатых фондах АТБ.

Я отвечаю:
— Ага-ага. Он самый. Мы, канешна, может сделать вам жопку в дырочку в щадящем режиме, если шо — приходите.

-Так я приду.

— Прыходьте, дядьку.

Коварный тип.
Прыйшов.
На туловище внизу у него как и положено надеты брюки. Светлые летние. Но колени какие-то серые.

Говорю:
— Стесняюсь вас спросить. И шо это у вас колени такие грязные, не то пыль, не то грязь.

А он:
— Таа. То я на Большую Землю в Хунту ездил. Так получилось. Представь. Рос я рос и вот дорос до украинской пенсии. Вооот. Ото приехал я в Украину, стал на колени в пенсионном фонде в кабинете в одном из прекрасных украинских городов и стал просить: «Дайте мне пенсию, дайте». Вот так колени и испачкал.

Стоит смеётся:
— Ахаха, я в натуре и не заметил, шо колени у меня пыльные. А пенсию я и правда ездил оформлять в Украине, а путинскую подачку я не хочу. Я украинскую пенсию хочу, — голос его дрогнул… вот такие мы стали сентиментальные, — токо вот вернулся и сразу решил уколы у тебя поделать, шоб дольше прожить. Так хочется побыть свободным человеком, на пенсии. Ты же не откажешь старому другу.

Говорю:
— Нуу, поворачивайтесь, больной, к лесу передом, а ко мне задом и немного наклонитесь.

Он ржёт, но выполняет.
И совсем не больно — рраз и всё.

Продолжает рассказ:
— Я же — не шахтёр. Пенсия будет маленькая. Хотя стажа у меня много. Больше сорока лет… Было бы, если бы не война. Поэтому минус пять лет войны — это раз. Потом я чего-то забыл взять с собой диплом о высшем образовании. Опять минус пять лет. И представь год стажа вычеркнули, т.к. печать организации где я работал нечёткая. Она за сорок лет в трудовой выгорела и ниххрена на ней не видно — только контур. Но девушка в пенсионном сказала, шо 26 лет у меня есть по-любому. Так шо не переживайте, мол, те шесть лет на сумме пенсии не отразятся. А мне, слышишь, обидно. То бы дети мои знали, шо у ихнего папки такой большой стаж, а так… Работал на свою страну работал, а часть стажа выпала. Можно, конечно, потом диплом привезти, когда пенсию уже начислят. И год этот с нечёткой печатью подтвердить в архивах в Донецке. И просто из принципа попросить пересчитать стаж с учётом предоставленного диплома и справки-подтверждения из архива… Хотя на пенсии это не отразится.

Мы помолчали.

— Ватку ещё сколько держать?

— Таа, держите- держите, — читаю назначение терапевта, — укольчики два раза в день делать. Проколим. Пролечим.
За каждого живого укропа нужно бороться! Особенно, если он в оккупации российских войск.

Ржём.

Он благодарный отдает мне в руки плитку украинского шоколада.

Говорю:
— А шоколадки носить мне не нужно. В первом манипуляционном кабинете медицинское обслуживание бесплатное. Ахахаха.

Господи, сохрани здоровье рабу твоему.

Ждём когда рыспублика наййбнётся.
Все буде Україна!

Марина Григорьева

  Пысы:
Если ты устал воевать за миллионы пушилина и не хочешь быть мясом для русских, пиши на почту — [email protected] , будем думать как тебя вытянуть из жопы.

  P.S.: Наш сайт абсолютно волонтерский, гранты не грызём, дотаций из бюджета не получаем. У кого есть возможность поучаствовать в развитии проекта, будем признательны.

  Рабов вышлем по почте

  5375 4141 1364 0162

  Остальные реквизиты в меню сайта.

  Всем спасибо за участие в развитии

Читать больше >

Спасаем упоротого укропа