Два поколения в одной реальности.

Оккупированный Донецьк.

Донецьк — город контрастов. В том смысле, шо у одних сердце за Украиной плачет, а у других в черепе только русский телевизор.

Но есть и черепА с проблесковыми маячками. Т.е. появляются трезвые мысли, но тут же теряются в темноте извилин.

Встретилась с родственницей на нейтральной территории, шоб типа бістрее справиться и долго не задерживаться. Но, конечно же, языками зацепились по-женски. И быстро не получилось.

Притащила ей абрикосы, яблочки, огуречики, цыбульку и зелень всякую, шо Бог на дачу послал.
Хотелось родственнице сделать приятное. Она пенсионерка. Добрая по жизни. Сейчас в войну страдает. Одна в городе осталась.

Когда я ей как-то рассказала, шо у моей племянницы в школе остался всего один урок в месяц украинского языка и один урок украинской литературы. Она так расстроилась. Бо сама из села и раньше была украиномовная.
То потом, как городская стала, после замужества в Донецк переехала, то на русский перешла. А так в душе патриотка украинского языка.

Сердится, говорит, шо «всё равно им из нас украинское не выбить!»

Но начинаешь ситуацию обсуждать, так она в показаниях путается. Видит вокруг одно, включает русский телевизор, а там ей объясняют другое.

Как-то мы чётко слышали, как недалеко возле её дома было три залпа, и тут же через несколько секунд раздаются три взрыва в центре города в районе, где живёт её сестра.

Созвонились.

Точно было три взырыва.

Сверились.

Слава Богу, её сестра жива.

Точно знаем, шо залпы были от неё близко, точно знаем, шо сразу взорвалось в городе. Всё сходится? Всё сходится.

Говорит:»Не верю, шоб наши нас же обстреливали».

Объясняю ей, шо это не наши! Наши не смогли бы по своему городу стрелять, это русские стоят на шахтном дворе, русские! У них там база. Это русские по нам стреляют. Понимаешь?

Нееет, не верит и всё.

Но укропов же здесь не было никогда. Нууу? Логически получается, шо это не ВСУ город обстреляли. Нуу. Кто тогда?

— Нет, наши не могут по городу стрелять.

Но понимает, шо это не Украина обстреляла.
А телик включила,там ей сразу объяснили, шо это украинские каратели стреляли по мирным дамбасянам. Всё.
Чему она сама была свидетелем, тут же в черепе стирается, а на подкорку записывается кремлевская ложь.

Сложно с ней общаться. Хотя она всегда была хорошим человеком.

Поставили пакеты на асфальт, стоим, разговариваем.
О дождях, о детях.
Страдания, шо дети не могут домой вернуться и войне нет конца и края.

Говорит:
«Но все хороши, я не хочу никого защищать. И Украина, и наши. Все виноваты»

Я говорю:
— Что? Те и те виноваты? А кто войну начал? Кто через российско-украинскую государственную границу с российской территории Градами украинскую территорию обстреливал? Или ты этого не знаешь? Так я тебе ссылки дам в you tube на обстрелы с Гукова, например.

Нееет. Знает, шо русские нас обстреливали.

Я опять:
— Или Украина войной пошла в ростовскую область? Или в Белгородскую, или в Курскую? Или всё-таки раисия войной пошла на Украину.

Но с её уст звучит контраргумент:
— А чего украинские вертолёты нас обстреливали?

Говорю:
— Бред собачий. Вертолёты над нами ни разу не летали. Самолёты-истребители, да, летали летом 2014-го, по одному или по двое, и в секунду снимали сепарские точки. Город пустой стоял. Сепарьё разбегалось. Ни души не было… А помнишь, как возле твоего дома стояло четыре машины русских Градов и били по Авдеевке. Было такое? Так что же они стали в таком большом микрорайоне? Чтобы живым щитом прикрыться? Чтобы тобой прикрыться! Ты думаешь украинская разведка не знала, где они стояли? Но ответку почему не дали? Потому, что людей много погибнет, понимаешь?

Я ей при этом не рассказываю, что в те дни весь фейсбук гудел.

Патриоты из Донецка писали нашим фб-друзьям солдатам и украинской разведке. Уже все открытым текстом. Где стоит какая техника, куда передвинулись, танки, сколько. Какие пушки пошли в какую сторону. Где разместились Грады. Выли, просили, чтобы ВСУ захуярили по Донецку.

«Бейте по нам, бейте!»

Но нам отвечали, «мы знаем, где они стоят, но не можем ударить , так как погибнут несколько десятков тысяч людей». А в это время Авдеевка сидела в подвалах.

Она продолжила:
— Знаю, шо в наших городах русских полно. В Донецке их очень много. Под мирных маскируются, руководят всеми сферами жизни. На самом деле они военные, но в гражданке ходят. Вторые семьи тут заводят. А наши бабы на «бабки» падкие. Русским же больше платят, чем нашим местным ополченцам. Этим дуракам по 15 тысяч. А русские минимум 40. Это по-скромному и до двух тысяч долларов получают. Шикуют. Я это знаю.

Она подвела итог:
— Все виноваты. О нас никто не думает. Мне уже в другой раз всё равно, что будет, кто будет, лишь бы мои дети домой вернулись. Сколько им можно скитаться по съёмным квартирам? А их квартира пустая стоит. И её нужно тоже оплачивать. А Украина разве побескоилась о людях? Переселенцами их назвали. А на самом деле они — беженцы… Настрадались мои дети.

Я говорю:
— А мне не всё равно, кто здесь в Донецке будет. И я не согласна, чтобы мир любой ценой. Только Украина! Мы всегды были Украиной и Украина здесь будет всегда!

Она ответила:
— Я знаю. Так и будет.

Она запыхалась и я тоже. Эмоции зашкаливали.
Мы постояли несколько секунд молча.
Я подняла пакеты с асфальта вставила ей в руки.
Сказала: «Всё будет Украина! А ты меньше смотри русский телевизор. Пока».
Мы поцеловались на прощание.
Высокие отношения!

Я резко развернулась и пошла.
Вместо того, чтобы сесть на автобус и поехать быстрее домой, пока ещё не начался дождь, я пошла пешком.

Шла и думала, щас выкину нахрен её шоколадку «Світоч», которую она мне со свободы привезла. Знает, что я люблю. Выброшу и всё.
А сама уже представила, как она мои абрикоски с огурчиками нафик по дороге выкинула. Тоже на меня психанула.

Ну, и плевать.

От такого общения только сердце ноет.

Тошно.

Прошла большое расстояние, пока успокоилась. Замедлилось дыхание, идти стала медленнее.

Звонок.

Поднимаю трубку:
— Я уже дома, наелась абрикосок, вкусные такие. И яблочки красивые, спелые. Спасибо.

Я отвечаю:
— И тебе спасибо за шоколадку. Знаешь, что я люблю. Я уже практически дома.

— А в остальном Господь разрулит. Ага?

— Ага.

Марина Григорьева

P.S.: Наш сайт абсолютно волонтерский, гранты не грызём, дотаций из бюджета не получаем. У кого есть возможность поучаствовать в развитии проекта, будем признательны.
Рабов вышлем по почте

Реквизиты в меню сайта.
Всем спасибо за участие в развитии

Читать больше >

?? Два поколения в одной реальности