Импортные асвабадители дамбасса.

Оккупированный Донецьк.
Как в разведку сходила.
Опять мой рассказ из серии «В маршрутке».

Сговорились с подружкой встретиться в выходной день  с утра пораньше. По принципу «Раньше сядешь — раньше выйдешь».
Ну,  я и помчалась к ней раненько.
Посплетничали, позавтракали, ещё посплетничали и раздосвиданькались.
Какие мы молодцы. Это было правильное решение. Ещё не полдень, а мы уже свободны.
В напоминалке зачеркнула как выполенное: ̶п̶р̶о̶в̶е̶д̶а̶т̶ь̶ ̶К̶а̶т̶ю̶х̶у̶.
Глянула в свою записочку: ещё планов громадьё. По пути заехать туда-сюда и дома тоже работы — по списку пройтись.

Подруга живет возле конечной далёкого маршрута.
Зашла я в маршрутку. Она практически полная и я уселась на первое сдвоенное сидение возле окна, лицом на водителя.
А между мною и водительской кабиной уже у немолодого автобуса снято двойное сидение, которое когда-то было прикреплено спиной на водителя. Остались дырки в полу от крепежа. И соответственно образовалась свободная площадка примерно метр квадратный.

На первой остановке в автобус зашёл камуфляж с пивом Helles в руках и рюкзаком за спиной.
На утеплённых штанах и куртке камуфляжный рисунок бледный и нечёткий. На улице мороз с утра был минус девять, а на голове у него хлопчато-бумажная бейсболка с флагом раиссии на лбу. И такой же флаг на рукаве куртки. Если бы этот был местный пидоросс, то там  был  бы  флаг днр обязательно, а раиськин необязательно. То на любителя.  А у этого только срашкин символ.
Залез в карман, отсчитал 10 фу-бля под расчет мелкими монетками. (Для интересующихся скажу: Щазз в Донецке проезд стоит 10 или 11 фу-бля в зависимости от маршрута).
Глянул глазом на салон. Понял, шо все сиденья заняты.
Снял со спины рюкзак, достал оттудава полиэтиленовый пакет с каким-то содержимым. Кинул рюкзак на пол в свободный угол. Тут же уселся на пол спиной на рюкзак.
Мы с соседкой по сиденью обменялись квадратными взглядами.
Поставил открытую бутылку пива между ног, раскрыл пакет и тоже положил его на пол рядом с бутылкой пива. Сыдячі в такой позе русо турысто, достал из пакета небольшую сухую рыбу типатаранки и начал её чистить, грызть зубами и запивать пивом. Непривычная картина, прямо скажу, как для цивилизованного города.
Да, и духан по салону! Представь себе.

Я обратила внимание на его руки.
Люди заходили, выходили. Пассажиров становилось то больше, то меньше.
Это сидящее на полу тело изредка поднимало глаза и смотрело на пассажиров.
Ещё оставалось полбутылки пива, но рыба в пакетике закончилась.
С самого начала заметила, что у него очень грязные руки. Не в грязи, как бывает на даче после земли, а на кистях какая-то серость. Как от металла, что ли?

Он ещё раз пересмотрел все косточки в пакете, уточнил, что съедобного уже больше ничего нет и сделал движение, как будто хочет залезть в рюкзак.
Похоже, что этой свинье нужно вытереть руки. У меня мелькнула мысль, если ему вдруг сейчас выходить, то он этими грязными и плюс рыбными жирными руками пройдётся по курткам всех пассажиров, пока доберётся до двери…

Мне захотелось достать влажные салфетки, чтобы спасти людей. Но я припоздала.
Рядом с ним стояла женщина и наверное думала о том же, что и я.

Она сказала ему:
— Подожди. Я сейчас дам тебе влажную салфетку.

Он ответил:
— Таа, не надо. У меня есть туалетная бумага.

О! Говор не наш. Не Ростов. Но и не Курск.

Женщина сказала:
— Ясное дело, что у каждого солдата в рюкзаке есть туалетная бумага. Но ею руки ты не вытрешь. Будешь грязный сам и испачкаешь других, — и протянула ему салфетку.

Он взял её и стал тереть свои руки, периодически глотая пиво из бутылки. Салфетка стала серого металлического цвета. Ну оччень грязная.

Женщина скзала:
— Ооо! нет. Одной салфетки тебе мало, — и дала ему вторую.

Он яростно тёр руки и смотрел на результат. Руки стали чище, но серость до конца не ушла.

Женщина вдруг спросила его:
— Что? Дома не получилось позавтракать?

Он ответил:
— Я ночевал у донецкого друга. Долго спали, было не до завтрака. Я только вчера вечером приехал.

Да, говор точно не наш. Слова какие-то ломанные. И интонация непривычная.
Завязался разговор.

Женщина:
— Такую рыбку в Донецке не купишь. Это не наша рыба. Привозная.

— Да. Вы наблюдательная. Это я из Новоазовска привёз. Я почти всё время там, на передовой.

— Что? В военную часть едешь?

— Да. Но сначала нужно рубли снять. А то денег нет. Знаю одно место, сниму с русской карточки.

— А как ты снимешь? У нас же нет русских банков. Через посредников?

— Да. Они за 50 рублей дадут мне деньги.

— А это какой процент?

— Пять процентов.

— Пять процентов. А ты дашь 50 рублей. Ой, подожди. Это что? Ты тысячу снимешь что ли?

— Ну, да.

— А тысяча, разве это деньги? Что ж ты будешь делать на такую сумму?

— Та больше нет. Но нас же кормят. А зарплата будет только 15-го.

— Да, я знаю. Обижаают вас. Денег молодым пацанам не хватает. Знакомая сдаёт квартиру приезжему ополченцу. Платить по договору он должен первого числа. Но всё время отдаёт только в 15-х числах. Когда зарплату получает. В казарме, сказал, жить четвертый год уже невыносимо. В комнатах по десять и больше человек. Хочется хоть иногда просто выкупаться нормально в ванной и выспаться. Да и телик посмотреть. Но шотам по тому телику? Старые фильмы и ток-шоу. Молодёжи надо интернет. Но он сказал, как разбогатеет, то подключит себе интернет. Хоть подключение «Феникс» делает бесплатное, но каждый же месяц нужно платить за услуги провайдеру. Да и в командировках он по полмесяца бывает, не хочет зря интернет оплачивать. Надо будет ещё роутер купить. Это недорого. Но у него и телефона-то нормального нет. Старый кнопочный. А через него в интернет не выйдешь.

Он оживился:
— Да, у меня тоже есть ключи от квартиры в Донецке. Давняя знакомая выехала отсюда. Приезжает раз в полгода квартиру оплатить и разрешает мне ею пользоваться. Я, когда в Донецк приезжаю, хоть в ванной належусь, вымоюсь. Я вообще-то здесь воюю недолго — с лета. У меня тоже телефон старый. Надо целью задаться, купить новый… Это вы мне правильно подсказали. Но я вчера только вернулся и сегодня у друга ночевал, а на квартире ещё не был. Да и я тоже больше в командировках — в Донецке всего по пять дней в месяц бываю. А так всё время ближе к Мариуполю… Ой! Какая там остановка? Скоро конечная? От конечной там я уже хорошо ориентируюсь. Сначала деньги себе сниму, А потом не спеша в военную часть поеду. Такая жизнь. Спасибо. Счастливо вам!

Конечная.

Он забрал  пакет из-под рыбы и вышел.

Вышла  из автобуса и я. Впереди был   парень. Он подал мне руку и спрашивает:
— Вы слышали разговор? Это что? Русский?… Наш спаситель?

И в его голосе я услышала иронию и грусть.

«Да, спаситель русскоязычных», — ответила я.

«Понятно», — ответил парень.

Ждём когда рыспублика наййбнётся!

Наййбнётся вместе с их «русским миром».

Марина Григорьева

 P.S.: Наш сайт абсолютно волонтерский, гранты не грызём, дотаций из бюджета не получаем. У кого есть возможность поучаствовать в развитии проекта, будем признательны.

 Рабов вышлем по почте

Реквизиты в меню сайта.
Всем спасибо за участие в развитии

Читать больше >

?? Импортные асвабадители дамбасса.